PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
Деньги на лечение Оксаны Макар прикарманил немецкий аферист? | Один за всіх
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9IjF6YXZzZWguc3RiLnVhIiBzcmM9Ii8vcGxheWVyLnZlcnRhbWVkaWEuY29tL291dHN0cmVhbS11bml0LzIuMDEvb3V0c3RyZWFtLXVuaXQubWluLmpzIj48L3NjcmlwdD4=

Деньги на лечение Оксаны Макар прикарманил немецкий аферист?

Один за всіх

Вчера в ток-шоу « Один
за всех» на канале СТБ мама Оксаны Макар Татьяна
Суровицкая впервые рассказала на публике о том, куда же делись деньги,
пожертвованные украинцами на лечение ее дочери. Забегая наперед, скажем:
после всего, что всплыло в программе, этим делом должны заниматься как минимум следственные
органы.

Пока медики боролись за жизнь Оксаны, миллионы
соотечественников девушки перечисляли на ее лечение, кто сколько может.
Резонанс, который получило в обществе это дело, породил естественный вопрос:
какая сумма оказалась на счетах Суровицкой, и на что она была потрачена?

 vlcsnap-2012-12-18-Ранее Суровицкая вызывала сочувствие. Теперь же дала повод
посмотреть на себя с другой стороны.

По поводу суммы Татьяна сначала юлила: мол, не она
занималась деньгами – банк. Но потом призналась, что ей жертвовали и по 10
тысяч гривен, и по 50. И в конце концов назвала сумму – 80 тысяч долларов.

«Из этих денег я
оставила себе только 3700 долларов. Я тогда очень много курила. Да и надо же
мне на что-то жить было! Кто меня такую после всего на работу возьмет?»,

сказала Татьяна.

Напомним: деньги должны были пойти на лечение и реабилитацию
Оксаны. Одно только пребывание в палате интенсивной терапии якобы стоило 26
тысяч гривен. Но правозащитница Вера Ярошенко, которая также пришла на ток-шоу,
утверждала, что лечение для Макар было бесплатным. А деньги Татьяна потратила…
на новую квартиру в Николаеве — по улице Николаевской, 5. Жилплощадь она приобрела
в октябре и даже успела начать ремонт. Также Татьяна стала регулярно ездить на
такси и покупать дорогие коньяки.

Суровицкая все отрицала: живет она на спонсорскую помощь,
помогают ей «хорошие родители», друзья и прочие мужчины. А Вере Ярошенко
пообещала разобраться со всеми вопросами после. Однако вопрос Татьяне поставили
ребром: где деньги?

«Я помогла  Саше
Поповой (еще одной жертве насилия из Николаева, — прим. ред.). Все
ваши деньги там»,
— ответила Суровицкая.

vlcsnap-2012-12-18-17h26m

В апреле из Германии доставили дорогое оборудование для
лечения Поповой. Покупка обошлась недешево, поэтому часть необходимой суммы
внес немецкий бизнесмен Райко Опитц. Журналисты узнали: были куплены два энцефалографа
по 20 тысяч долларов за каждый.

«Тогда я жертва!»,
– призналась мама погибшей Оксаны. – «Я
сняла все деньги наличкой и передала Опитцу без всякой расписки»
.

Оказалось, что немец не чист на руку: позже он потребовал с
мамы Саши Поповой 24 тысячи евро за приезд немецкого врача Лутца Хармса. Для
этого он забрал у женщин паспорта и не отдавал их, пока не получил деньги. С
Хармсом же он договорился о благотворительной помощи.