PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9IjF6YXZzZWguc3RiLnVhIiBzcmM9Ii8vcGxheWVyLnZlcnRhbWVkaWEuY29tL291dHN0cmVhbS11bml0LzIuMDEvb3V0c3RyZWFtLXVuaXQubWluLmpzIj48L3NjcmlwdD4=

Эксперты «Один за всіх» узнали новые подробности убийства Ноздровской

Один за всіх

Два года своей жизни правозащитница Ирина Ноздровская отдала на то, чтобы добиться справедливого наказания для человека, который насмерть сбил ее сестру. А 29-го декабря прошлого года родные женщины забили тревогу: в тот вечер она так и не вернулась домой. Спустя три дня, 1 января, бездыханное тело Ирины с многочисленными ножевыми ранениями нашли в реке. Несмотря на то, что в настоящий момент есть официальная версия и предполагаемый преступник задержан, негодование общественности не стихает. Эксперты проекта «Один за всіх» решили провести собственное расследование.

2018-02-02_185058

По дороге домой юрист Ирина Ноздровская столкнулась с Юрием Россошанским, отцом Дмитрия Россошанского, который в 2015 году лишил жизни сестру женщины – Светлану Ноздровскую. Между враждующими сторонами произошла ссора, вследствие чего Юрий нанес Ирине ножом удары в шею. Изувеченное тело пострадавшей Россошанский оттащил к реке, а ее одежду сжег.

Мотив преступления – месть Ноздровской за ее деятельность в суде. Правозащитница как раз накануне помешала Дмитрию Россошанскому выйти на свободу по амнистии. Так звучит официальная версия следствия, истинность которой многим кажется сомнительной. Во имя справедливости проект «Один за всіх» проверил трех подозреваемых по делу Ноздровской и выяснил неожиданные подробности.

tri

С самого начала Ноздровских поддерживал друг семьи – Владимир. Он рассказал, что волноваться начал сразу же: Ирина всегда предупреждала родных, если приходилось задержаться на работе. Кроме того, еще в 5 вечера женщина сообщила матери, с которой проживала, о том, что направляется домой. Когда в течение часа Ирина так и не вернулась, мать позвонила снова. С этого момента оба телефона Ноздровской уже не отвечали.

Последний раз камеры зафиксировали ее в Киеве в 15:40 на улице Институтской, а также позднее – на станции метро Героев Днепра. Что произошло с Ириной дальше – неизвестно, ведь, по словам Владимира, до сих пор не найдено ни одного свидетеля, который бы видел женщину на остановке или в маршрутке. И хотя друг семьи Ноздровских ставит под сомнение причастность Юрия Россошанского к убийству Ирины, он не отрицает, что угрозы с его стороны поступали неоднократно. В частности, из-за него в больницу с сотрясением мозга попала дочь женщины, Настя, и были подброшены взрывные устройства.

2018-02-02_184358

В пользу официальной версии следствия не говорит и эксперимент, который криминолог Анна Маляр провела не месте преступления. Два статиста попытались воспроизвести порядок действий главного подозреваемого. Оказалось, что закинуть тело взрослой женщины на плечо так, как это описал Россошанский, – практически невыполнимая задача, особенно для человека в возрасте. Стоит учитывать и то, что вместе с телом Ноздровской была найдена ее сумочка, о которой Юрий ни разу не упоминал. Между тем, если убийство действительно является делом его рук, он должен был приложить значительные усилия, чтобы взять одновременно и тело женщины, и ее сумочку. Ко всему, остается загадкой отсутствие крови на месте преступления.

Читайте также: Дочь увела гражданского мужа у своей матери

ww

Чтобы добраться до правды, Дмитрий Карпачев пообщался в студии проекта «Один за всіх» с тремя подозреваемыми – Максимом Сапатинским, мужем погибшей под колесами автомобиля Светланы Ноздровской, бывшей женой Юрия Россошанского, которая представляла в программе его интересы, а также Анастасией – женой Дмитрия Россошанского. Кроме того, ранее Михаилу Присяжнюку удалось поговорить с отцом девушки Виктором, вместе с которым осужденный выпивал накануне убийства.

2018-02-02_184802

Несмотря на то, что все гости студии отрицали свою причастность к преступлению, некоторые показания Ольги, сожительницы и бывшей жены Юрия, вызвали ряд вопросов у ведущего. Например, женщина утверждала, что в день исчезновения Ноздровской она созванивалась с отбывающим наказание сыном один-два раза, однако официальная экспертиза показала иное. 29-го декабря, начиная с 18:00 трафик разговоров между Ольгой и Дмитрием существенно превышает обычный. Звонки активно продолжаются вплоть до 13:00 следующего дня. Пройти исследование на детекторе лжи женщина отказалась.

vos

О чем еще рассказали подозреваемые? К какому выводу благодаря своему расследованию пришел Михаил Присяжнюк? И кого следует винить в убийстве Ирины Ноздровской на самом деле? Смотрите видео:

Video: Эксперты «Один за всіх» узнали новые подробности убийства Ноздровской

Несмотря на то, что в настоящий момент есть официальная версия убийства Ирины Ноздровской и предполагаемый преступник задержан, негодование общественности не стихает. Эксперты проекта «Один за всіх» решили провести собственное расследование.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: